Вениамин Захарин (venyazakharin) wrote,
Вениамин Захарин
venyazakharin

Рабби Еhуда Ашлаг. Дарование Торы (важнейшие переводы №1)

Из книги                                                  следующая статья 

Дарование Торы

посвященной распространению среди народных масс подлинных знаний о духовных основах еврейства – религии и каббалистической мудрости,

написанной
нашим господином, учителем и раввином, Б-жественным каббалистом
рабби Еhудой hаЛеви Ашлагом, да хранят нас его заслуги,
автором комментария “Сулам” на святую книгу Зоар

Статья “Дарование Торы”

Перевод Вениамина Захарина

И возлюби ближнего своего, как самого себя (Вайикра, 19, 18)
Рабби Акива говорит: это великий общий принцип в Торе (Бэрэйшит Рабба, часть 24)

1) Это высказывание наших мудрецов, да будет память о них благословенна, [как бы] говорит нам: объясните меня. Ибо выражение “общий принцип” указывает на совокупность частностей, при совместном участии которых был установлен этот самый общий принцип. Следовательно, когда [рабби Акива] говорит о заповеди “И возлюби ближнего своего, как самого себя”, что в Торе это великий общий принцип, то нам надлежит понять, что остальные 612 заповедей, содержащиеся в Торе вместе со всем, что в ней написано, представляют собой не менее и не более, чем совокупность частностей, включенных в [рамки] этой единой заповеди “И возлюби ближнего своего, как самого себя” и обусловленных ею; и можно только удивляться этим словам [рабби Акивы], ведь это оправдано в отношении заповедей, регулирующих человеческие взаимоотношения, однако как при этом может та самая одна заповедь объединять внутри себя и питать все заповеди, регулирующие отношения между человеком и Тем, Кто вбирает в Себя весь мир, которые являются основой Торы и множества важнейших вещей, содержащихся в ней?

2) И если мы еще можем приложить усилия и найти способ объяснить приведенные здесь слова [мудрецов], то готово предстать перед нашими глазами другое, еще более примечательное изречение, [произнесенное,] когда один прозелит пришел к самому hИлелю ([Вавилонский Талмуд, трактат] Шабат, [лист] 31) и сказал ему: “Научи меня всей Торе, пока я стою на одной ноге; и сказал ему [hИлель]: Что бы ни было ненавистно тебе, того ближнему своему не причиняй (перефразировка [изречения] “И возлюби ближнего своего, как самого себя”), [в этом вся Тора], а остальное – это пояснения: иди и совершенствуйся”; перед нами ясный закон, что для нас никакая из всех 612 заповедей и никакой текст Торы не имеет предпочтения перед одной заповедью: “И возлюби ближнего своего, как самого себя”. Потому что они появляются только для того, чтобы объяснить нам, как выполнять заповедь любить других, и [чтобы] сделать возможным ее выполнение, для подготовки, ибо [hИлель] комментирует: ”а остальное – это пояснения: иди и совершенствуйся”, то есть все остальные [части] Торы есть объяснение этой одной заповеди, так как невозможно в совершенстве выполнить заповедь “И возлюби ближнего своего, как самого себя” помимо них.

3) А прежде, чем приступить к глубокому изучению предмета, нам надлежит рассмотреть саму эту заповедь, ибо заповедано нам: “И возлюби ближнего своего, как самого себя”, причем выражение “как самого себя” говорит нам, что ты должен возлюбить своего ближнего в той же мере, в какой ты любишь самого себя, и ни в коем случае не меньше; это значит, что ты обязан всегда следить за удовлетворением потребностей каждого без исключения человека из всего народа израильского по меньшей мере так же тщательно, как ты всегда следишь за удовлетворением собственных нужд, что совершенно за пределами возможного, ибо немногие смогут в течение своего рабочего дня в достаточной мере удовлетворить свои потребности; а как ты возложишь на него [обязанность] работать и утолять желания всего народа? И совершенно невозможно помыслить, что Тора преувеличивает, ибо до сих пор предостерегает нас Тора: “[Все, что Я заповедую вам, строго исполняйте;] не прибавляй [к этому ничего и] и не убавляй [от этого]” [Дварим, 13, 1], указывая тебе, что [сказанные ею] слова и [изложенные в ней] законы сформулированы со строжайшей точностью.

4) А если тебе этого мало, говорю тебе, что в простом значении, эта заповедь любить других – еще более строгая, ибо нам надлежит предпочитать нужды наших ближних нашим собственным нуждам, согласно написанному в Тосефот [комментарии 12-го века, написанные учениками рабби Шломо Ицхаки (Раши) и их учениками] к Иерусалимскому Талмуду (трактат Кидушин, лист 20) на стих “чтобы ему хорошо было с тобой”, говорящий о рабе-еврее [Дварим, 15, 16]; начало цитаты: “Если случилось, что у него только одна подушка, и если он сам лежит на ней и не дает ее рабу, то не выполняет он [предписанное стихом] “чтобы ему хорошо было с тобой”, так как он лежит на подушке, а раб – на земле. А если он не лежит на ней, а также не дает ее рабу, ведь это сравнимо с [нравами] Содома. Следовательно, против своей воли, он должен отдать ее своему рабу, а самому господину положено лежать на земле”. Конец цитаты. Хорошенько посмотри там.

И выясняется, что нам легко установить этот закон также применительно к нашему тексту Торы, [говорящему] о мере любви к другим, ибо здесь точно так же пишется об удовлетворении потребностей его ближнего в мере удовлетворения его собственных потребностей, как в примере “чтобы ему хорошо было с тобой”, касающемся раба-еврея; точно так же и здесь, если случится, что у него только один стул, а у его ближнего и вовсе ни одного стула, то выводится hалахическое постановление, что, если он сидит на нем и не дает его своему ближнему, то он нарушает предписывающую активные действия заповедь “И возлюби ближнего своего, как самого себя”, ибо не удовлетворяет он потребностей своего ближнего, как собственные. А если он не сидит на нем и не отдает его своему ближнему, то это злодейство, подобное содомскому; но обязан он отдать [стул] ближнему своему, чтобы тот отдохнул на нем, а сам он должен сидеть на земле или стоять. И само собой разумеется, этот закон говорит обо всем, что нужно ему и чего недостает его ближнему; а теперь подумай, разве в пределах возможного выполнить эту заповедь?

5) А прежде всего нам надлежит разобраться, почему Тора дана именно народу израильскому и вместе с тем не дана в равной мере также и всем людям вместе; разве нет здесь, не дай Б-г, какого-то национализма? Понятно, что только выживший из ума может помыслить такое. И по правде говоря, наши мудрецы, да будет память о них благословенна, уже стояли перед этим вопросом, и именно это имелось в виду, когда они говорили ([Вавилонский Талмуд, трактат] Авода Зара, лист 2): что обращался Святой [Творец], да будет Он восславлен, ко всем другим народам, и они не приняли ее, как известно.

Тем не менее, в их словах заключена следующая трудность: если так, то почему нас называют избранным народом, как написано: тебя избрал Г-сподь [Б-г твой, чтобы ты был Ему народом, избранным из всех народов, что на лице земли, Дварим, 7, 6], после того, как не оказалось ни одного из других народов, который бы возжелал ее. И более того, эти слова затруднительны по своей сути: разве возможно, чтобы Святой [Творец], да будет Он восславлен, пришел с Торой в руке и вел переговоры с этими дикими народами разных стран, ибо ни о чем подобном никогда не было слышно, и это представляется совершенно неприемлемым.

6) Тем не менее, когда мы хорошенько поймем суть Торы и заповедей, данных нам, и чего желательно [добиться], выполняя их, [поймем] так, как указали нам наши мудрецы, да будет память о них благословенна, что это цель всего великого творения, уготованного нашим очам, - тогда мы поймем все. Ибо совершенно очевидно, что ты не знаешь никого, кто бы делал что-нибудь бесцельно, и не знаешь ты никакого исключения из этого правила, не считая умственно отсталых, которые есть в роде человеческом, или младенцев; а раз так, то не может быть совершенно никакого сомнения в том, что Творец, да будет Он восславлен, величию Которого нет предела, не должен, не дай Б-г, совершить ничего малого или великого без цели.

И указали нам наши мудрецы, да будет память о них благословенна, что мир создан исключительно ради соблюдения Торы и заповедей. Комментарий к этому, соответствующий разъяснениям, которые дали нам ришоним, да будет память о них благословенна [Мудрецы Торы 10 – 16 вв, писавшие до того, как был создан Шульхан Арух] гласит, что намерение Творца, да будет Он восславлен, относительно творения, с самого его создания заключается в том, чтобы возвестить другому о Его Б-жественности. И постигается Его Б-жественность творением соразмерно потоку Его услад, который все сильнее [воздействует] на [творение], пока не достигает желаемой меры. И поэтому приниженные возвеличиваются в истинном прозрении, чтобы стать колесницей, [устремленной] к Нему, да будет Он восславлен, и чтобы прилепиться к Нему, пока не достигают полного совершенства: “Глаз не видел Б-га кроме Тебя” [Ешаяhу, 64, 3], причем, что касается необычайного величия и великолепия этого совершенства, то даже Тора и Пророки воздерживались от того, чтобы сказать хоть одно слово по поводу этого возвышенного состояния; как намекали об этом наши мудрецы, да будет память о них благословенна ([Вавилонский Талмуд, трактат] Брахот, лист 34): “ Все пророки пророчествовали только ради дней Машиаха, а что касается мира грядущего, то ‘глаз не видел Б-га кроме Тебя’ ”. Как известно, это за пределами понимания, и здесь не место продолжать об этом.

А выражается это совершенство в речениях Торы и Пророков, а также наших мудрецов, да будет память о них благословенна, лишь простым словом “слияние”. И вот в просторечии почти утратило это слово свое содержание, но если ты задержишь на один миг свою мысль на этом слове, то останешься ты стоять и удивляться поразительной высоте, ибо представишь ты себе Б-жественность и великолепие [חין ערכו, Ийов, 41, 4] приниженного творения, и тогда сможешь ты оценить, что относится к слиянию Одного с другим[, а что нет], и тогда ты поймешь, почему мы относим это слово к цели всего великого творения.

Из наших слов следует, что цель всего творения заключается в том, чтобы приниженные создания могли, выполняя Тору и заповеди, поступательно двигаться вверх и развиваться, пока они не удостоятся слияния со своим Творцом, да будет Он восславлен и превознесен.

7) Однако здесь останавливались мудрецы-каббалисты и задавали вопрос: почему Он не создал нас с самого начала во всем таком величии, какого Он желал для того, чтобы мы слились с Ним, да будет Он восславлен, и зачем было Ему, да будет Он восславлен, возлагать на нас все это бремя и все эти труды [неисправленного] творения, и Тору, и заповеди? И отвечали: Потому что тому, кто ест не свой [хлеб, а хлеб другого,] стыдно смотреть ему в лицо и т.д. [вариант изречения из Иерусалимского Талмуда, трактат Орла, глава 1, hалаха 3]. Это объясняется тем, что тот, кто ест и наслаждается от трудов своего ближнего, опасается взглянуть ему прямо в лицо, потому что [начинает чувствовать себя] униженным и из-за этого доходит до потери человеческого облика. И поскольку [человек, не прилагающий усилий] не способен ощутить недостатка в том, что исходит из Совершенства Его, да будет Он восславлен и превознесен, даровал Он нам возможность заслужить желаемое [духовное] возвышение нашими собственными действиями, соблюдая Тору и Заповеди.

В словах этих заключен глубочайший смысл, и уже разъяснил я их в необходимой мере в книгах “Паним масбирот”, [которая является комментарием] к “Древу Жизни” [Аризаля], ветвь первая; а также в книге “Талмуд Эсер hаСфирот” [“Учение о десяти сфирот”], “hистаКлут Пнимит”, часть 1; а здесь представляется возможным [объяснить] их вкратце, так, чтобы было понятно каждому.

8) Ибо это напоминает одного богача, который позвал человека с базара, кормит его и поит его, и дает ему серебра и злата, и всего, чего пожелает, изо дня в день и ежедневно дает ему все больше и больше подарков, чем прежде; наконец, спрашивает его богач: скажи мне, разве не исполнил я уже все твои желания? И отвечает [человек] ему: еще не исполнились все мои желания, ибо насколько лучше и приятней были бы мне все эти богатства и роскошь, если бы достались они мне собственным трудом, как они достались тебе, а не получил бы я их от тебя в дар из милости. И сказал ему богач: если так, то не создан еще человек, который был бы способен удовлетворить твои желания.

И это естественно, поскольку хотя, с одной стороны, он испытывает большое удовольствие, все увеличивающееся пропорционально количеству даров, получаемых им, но, с другой стороны, ему трудно выдержать стыд, вызываемый получением всех этих благ, которых богач с каждым разом дает все больше и больше. Поскольку в мире есть естественный закон: получая бесплатно от того, кто дает из доброты и милости своей, [человек] испытывает что-то вроде стыда и не может [это] вынести. И отсюда для нас вытекает другой закон: невозможно представить никого в мире, кто бы мог исполнить желания своего ближнего, утоляя их, ибо он в любом случае не сможет передать [ближнему ощущение, что полученное им имеет] характер и черты “моего собственного достояния”, а только с таким [ощущением] совершенство достигается во всей желаемой полноте.

И это говорится только о творениях, но совершенно невозможно и неправильно [говорить это] о Совершенстве Всевышнего, да будет Он восславлен и превознесен. И вот что приготовил Он нам: через труды и заботы и через занятия Торой и заповедями самим открывать свое величие, потому что тогда все наслаждение и вся благодать, достающаяся нам от Него, да будет Он восславлен, то есть все, что вбирает в себя понятие “слияние с Ним, да будет Он восславлен ”, будет все это принадлежать к категории нашего собственного достояния, доставшегося нам через дела рук наших, так как тогда чувствуем мы себя владельцами этого, поскольку нет для нас смысла ни в каком совершенстве, кроме такого, как разъяснено выше.

9) Однако нам также надлежит рассмотреть основу и источник этого естественного закона, и из чьих недр низошла на нас [эта] напасть: то, что мы испытываем стыд и не можем терпеть, когда кто-то оказывает нам милость. На деле, это понятно из закона известного ученым-натуралистам как “каждая ветвь по природе своей близка и подобна своему корню”, и все свойства, проявляющиеся в корне, соответствуют свойствам его ветви: и полюбит она их, и возжелает она их, и извлечет из них пользу для себя. И наоборот, если в корне не проявляются какие-то свойства, то и его ветвь держится от них подальше, и не сможет она их сносить, и кроме того, они ей вредят. И закон этот выполняется в отношении любого корня и его ветви и не может быть нарушен.

И отсюда раскрывается нам подход к пониманию источника общей закономерности, касающейся удовольствий и страданий присущих нашему миру, так как из факта, что Г-сподь, да будет Он восславлен и превознесен, является Источником всех Своих творений, которые Он создал, следует, что все свойства, заключенные в Нем, да будет Он восславлен, и непосредственно от Него распространившиеся на нас, пронизали нас своим ароматом и сделались приятными для нас, поскольку по природе своей мы близки к нашему Источнику, да будет Он восславлен. И все свойства, не проявляющиеся в Нем, да будет Он восславлен, и не переданные нам непосредственно от Него, а не соответствующие сущности самого творения, должны быть против нашей природы, и нам должно быть трудно их вынести. То есть мы любим покой и в крайней степени ненавидим движение, и это доходит до того, что мы не делаем никакого движения иначе, чем чтобы достичь покоя; а стало так потому, что наш Источник не движется, а находится в состоянии покоя, и в Нем совершенно, Б-же сохрани, не проявляется никакого движения; поэтому оно должно противоречить также и нашей природе и быть ненавистным нам. И точно так же мы очень любим мудрость, силу, богатство и тому подобное, так как все эти свойства заключены в Нем, да будет Он восславлен, являющемся нашим Источником, и поэтому всеми фибрами души мы ненавидим противоположные свойства, как например глупость, слабость и нищету, потому что их абсолютно и совершенно нет в нашем Источнике, и это вызывает в нас чувство отвращения и ненависти, а также причиняет нам нестерпимую боль.

10) А эту напасть, делающую для нас постыдным и нестерпимым получение чего-то от других из милости, вызывает в нас то [обстоятельство], что не в природе Творца, да будет Он восславлен, получать, не дай Б-г, какие-либо блага, ибо от кого Он получит? А поскольку такое получение не присуще нашему Источнику, да будет Он восславлен, то и у нас оно [вызывает] отвращение и ненависть, о чем [уже] говорилось. И наоборот, мы испытываем удовольствие, наслаждение и негу от всех благ, которыми мы одаряем других, поскольку это свойство проявляется в нашем Источнике, да будет Он восславлен, Одаряющем всех.

11) Теперь нам стало ясно, что отверзлись наши очи в достаточной мере, чтобы рассмотреть цель творения - “и чтобы прилепиться к Нему” [Дварим 11, 22; 30, 20; Еhошуа 22,5] в истинном свете, потому что любое такое величие и слияние, которого нам обещано достичь собственными руками с помощью Торы и заповедей, есть не менее и не более, чем сходство ветвей со своим Корнем, да будет Он восславлен, так как все удовольствие, наслаждение и все высокое здесь само по себе имеет естественное происхождение, как объясняется выше, поскольку удовольствие есть не что иное, как близость свойств с Создателем, а будучи близким по свойствам ко всему тому, что обычно проявляется и находится в нашем Источнике, мы окунаемся в удовольствие, а все, что произойдет с нами, под действием того, что отсутствует в нашем Источнике, вызовет ощущение невыносимости, отвращение или самую настоящую боль, в зависимости от того, что именно должно [произойти] в результате конкретного приобретения. Само собой выясняется, что вся наша надежда зависит от степени близости наших свойств и [свойств] нашего Источника, да будет Он восславлен и превознесен, и держится на этом.

12) И таковы слова наших мудрецов, да будет память о них благословенна, (Бэрэйшит Рабба, часть 44) [задающих] вопрос: но какое дело Святому [Творцу], да будет Он восславлен, до того, кто режет [скотину] с гортани или с затылка? Но не даны заповеди ни для чего иного, как только с целью переплавить творения с их помощью. Конец цитаты. И объясняется, что эта переплавка есть очищение грязного тела, и в этом заключена цель, которая ставится при соблюдении Торы и всех заповедей. Поскольку диким ослом рождается человек [Ийов, 11, 12], ибо когда он выходит [на свет] и рождается из лона творения, он находится в самой грязи и в самом низу, что означает, что ему присуща такая огромная мера эгоизма, что все его движения охвачены силой, проистекающей из его сущности, совершенно без всяких искр [желания] одарять других. Настолько, что находится он [в это время] в наибольшем удалении от своего Источника, да будет Он восславлен и превознесен, то есть они полярно противоположны, поскольку Источник, да будет Он восславлен, всецело [нацелен] на то, чтобы одарять, абсолютно и совершенно без каких либо искр получения, Б-же упаси, а этот новорожденный всецело находится в состоянии получения ради себя, совершенно без всяких искр альтруизма, и поэтому считается его состояние нижней точкой в униженности и в грязи, которую только можно сыскать в мире человеческом.

А во все время взросления он будет получать от своего окружения частицы “[желания] одарять других”, и это, конечно, зависит от меры развития этого его окружения. Вот тогда-то и начинают обучать его выполнять Тору и заповеди из любви к самому себе, за награду в этом мире и в мире грядущем, что называется “не ради самой Торы”, потому что невозможно учить его по-другому. А когда он вырос и повзрослел, тогда раскрывают ему подход к занятиям заповедями ради самой Торы, с особым намерением только доставлять удовольствие своему Создателю [см. Вавилонский Талмуд, трактат Брахот, стр. 17А]. Как писал Рамбам ([Мишне Тора, Сэфэр hаМадда,] hильхот Тэшува, глава 10), женщинам и детям не раскрывают, как заниматься Торой и заповедями ради самой Торы, ибо не смогут это снести; лишь когда вырастают и набираются знаний и ума, тогда учат их поступать ради самой Торы. И как говорили [наши мудрецы], да будет память о них благословенна: “От 'не ради самой Торы' он придет к 'ради самой Торы'” [Вавилонский Талмуд, трактат Псахим, стр. 50Б], то есть к [состоянию], определяемому намерением доставлять удовольствие своему Создателю, а не ради себялюбия.

И при помощи естественного средства, заключающегося в занятии Торой и заповедями ради самой Торы, которое было известно Тому, Кто дал Тору, как писали наши мудрецы, да будет память о них благословенна ([Вавилонский Талмуд, трактат] Кидушин, лист 30): «ибо Святой [Творец], да будет Он восславлен, говорит: Я создал злое начало, и Я создал для него Тору в качестве приправы», эти творения развиваются и взбираются вверх по ступеням величия, о котором уже говорилось, пока этого не будет достаточно для того, чтобы избавились они от каких-либо искр эгоизма внутри себя, и чтобы все заповеди, что в теле его, возвеличились, и чтобы все его движения делались с альтруистической мотивацией, и даже чтобы то необходимое, что он получает, облекалось в такое намерение, то есть для того, чтобы он был в состоянии совершать альтруистические действия. И именно это имели в виду наши мудрецы, да будет память о них благословенна, говоря: “Не даны заповеди ни для чего иного, как только с целью очистить творения с их помощью”.

13) И действительно, в Торе есть две части: первая – это заповеди, проявляющиеся между человеком и Тем, Кто вбирает в Себя весь мир, да будет Он восславлен; вторая – это заповеди, проявляющиеся между человеком и его ближним. Обе были [созданы] ради одного: а именно чтобы привести творение к конечной цели – к слиянию с Ним, да будет Он восславлен, как уже объяснялось.

И более того, даже только с практической стороны, в этих двух [частях] реально содержится только одна категория, ибо когда он делает свои дела “ради самой Торы” и без какой-либо примеси эгоизма, то есть совершенно ни из чего не извлекая выгоду ради себя, тогда человек не должен чувствовать никакого различия в своих делах, работает ли он из любви к ближнему или из любви к Тому, Кто вбирает в Себя весь мир, да будет Он восславлен.

Поскольку естественный закон для каждого творения состоит в том, что все, что за пределами его собственного тела, для него подобно пустой вещи и совершенно не реально, а каждое движение, совершаемое человеком из любви к другим, он осуществляет с помощью Обратного [нацеленного на себя] Света, за некую награду, которая в конце вернется к нему, будет служить ему и принесет ему пользу ради него самого; то поэтому подобные дела не могут называться именем “любовь к другим”, именно в силу того, что происходит в конце; и подобно это положению наемного работника, получающего жалование в конце [работы], а труд оплачиваемого работника в любом случае ни коим образом не считается [выражением] альтруизма.

Однако, совершить какое-то движение и усилие исключительно по причине любви к другим, то есть без искр Обратного Света и без какой-либо надежды на какое-то вознаграждение, это с точки зрения естественных [законов] совершенно невозможно. И про то, что это исключено, говорится в Тикунэй hаЗоhар относительно народов мира: все добро, что они делают – ради себя они делают. Это объясняется так: какую бы доброту они не демонстрировали по отношению к своим ближним, или служа своим богам, - причиной является не любовь к другим, а себялюбие, и связано это с тем, что [любовь к другим] находится вне естественного порядка вещей.

И поэтому только придерживающиеся Торы и заповедей подготовлены к тому, чтобы приучить себя соблюдать Тору и заповеди с целью доставить удовольствие своему Творцу; и тогда они мало-помалу отделяются и выходят из недр первозданного творения, и обретают другую природу, а именно любовь к другим, о которой и говорилось.

И именно это побудило мудрецов книги Зоар совершенно исключить любовь к другим у народов мира. И сказали они: все добро, что они делают – ради себя они делают, ибо не имеют они понятия о занятиях Торой и заповедями ради самой Торы, а все их служение своим богам, как известно, обусловлено наградой и спасением в этом мире и в мире грядущем, и следовательно их служение своим богам также вызвано себялюбием. И очевидно, что за пределами их собственного тела [эгоизма] не будет у них никогда никакого действия, ради которого они могли бы возвыситься хоть на йоту над [тем] дном, [где они находятся] от природы.

14) И вот нам очевидно, что в отношении занятий Торой и заповедями ради самой Торы, даже с ее практической стороны, не ощущается никакой разницы между ее двумя частями. Ибо чтобы в [занятиях ради самой Торы] достичь совершенства, необходимо, чтобы все дела ради других, будь это ради Г-спода, да будет Он благословен, или ради людей, ощущались им как непостижимая пустота, но в результате большого труда, поднимается он и возвышается мало-помалу, [обретая] другую природу, о чем упомянуто выше. И тогда он мгновенно удостаивается [достижения] конечной цели, а именно слияния с Ним, да будет Он восславлен, о чем уже говорилось.

И этим объясняется факт, что часть Торы, проявляющаяся в человеческих взаимоотношениях, больше подходит для того, чтобы привести человека к желаемой цели, поскольку работа с заповедями, проявляющимися между человеком и Тем, Кто вбирает в Себя весь мир, да будет Он восславлен, более постоянна и определенна, нет никого, кто бы эту работу востребовал [видимым ему образом], и человек легко к ней привыкает, а ничто из того, что он делает по привычке, уже не способно, как известно, принести ему пользу. Иначе обстоит дело с той частью заповедей, которая проявляется в человеческих взаимоотношениях: там нет постоянства и определенности, и те, кто востребуют [выполнение этой части заповедей], окружают его на каждом шагу; следовательно, их воздействие намного надежней и цель становится значительно ближе.

15) Теперь нам должен быть понятен простой смысл слов hИлеля, главы Синедриона, обращенных к этому прозелиту, согласно которым в Торе основой основ является любовь к своему ближнему, как к самому себе, а остальные 612 заповедей являются объяснением и связующими звеньями для этой заповеди (как сказано выше, в пункте 2). И даже заповеди, проявляющиеся между человеком и Тем, Кто вбирает в Себя весь мир, также все вместе являются связующими звеньями этой заповеди, позволяющими ей стать конечной целью, вытекающей из всей Торы и заповедей, как писали [наши мудрецы], да будет память о них благословенна: “ Не даны заповеди ни для чего иного, как только с целью переплавить творения с их помощью” (как сказано выше, в пункте 12), что является очищением тела вплоть до обретения им другой природы, определяющейся как любовь к другим, то есть как единая заповедь “И возлюби ближнего своего как самого себя”, являющаяся конечной целью Торы, по достижении которой [человек] моментально удостаивается слияния с Ним, да будет Он восславлен.

Нетрудно ответить на вопрос, почему [hИлель] не указал на это при помощи стиха “И люби Г-спода Б-га твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем естеством твоим” [Дварим, 6, 5], а [не сделано] это, как объяснялось выше, потому, что, по правде говоря, с точки зрения человека, природа которого пока соответствует [неисправленному] творению, оказывается, совершенно нет никакой разницы между любовью к Г-споду, да будет Он восславлен, и любовью к ближнему, ибо все, что вне его [интересов], воспринимается человеком как несуществующее [неважное, не имеющее для него значения]. И в ситуации, когда этот самый прозелит просил главу Синедриона hИлеля объяснить ему в самых общих чертах, что желательно [почерпнуть] из Торы, чтобы путь к цели был короче, а не длиннее; как сказано было им: “Научи меня всей Торе, пока я стою на одной ноге”; для этого поставил hИлель перед ним цель любить своего ближнего, так как эта цель ближе, и скорее раскрывается (как сказано выше в п.14), поскольку предохраняет от ошибок, и потому, что есть те, кто востребуют [эту любовь].

16) И с помощью сказанного мы приблизились к пониманию [ответа на вопрос], который мы задавали выше (в пп. 3, 4) об основном содержании этой заповеди “И возлюби ближнего своего как самого себя”: как это Тора обязывает нас к тому, что невозможно выполнить; посмотри там хорошенько.

Итак, пойми , что ввиду этого соображения, не была дана Тора нашим святым праотцам Аврааму, Ицхаку и Яакову, и тянулось это вплоть до исхода из Египта, откуда [потомки их] вышли, став полноценным народом в 600 000 мужчин от 20 лет и старше, и тогда каждому из них был задан вопрос: “Согласен ли ты на эту великую службу?” , и после того, как все люди народа до единого согласились на это всем сердцем и всей душой, сказав: «[Все, что говорил Г-сподь], сделаем и будем послушны» [Шемот, 24, 7]; тогда стало реальным выполнить всю Тору целиком и невозможное перешло в разряд возможного.

Ибо с полной определенностью [можно сказать] следующее: если 600 000 мужчин избегают занятий, направленных на удовлетворение собственных нужд, и нет у них в жизни никакого дела, как только всегда пристально следить, чтобы ни одна потребность их ближних не осталась неудовлетворенной, и более того, если они занимаются этим с огромной любовью, всем сердцем своим и всею душою своею, во всей полноте [выполняя] заповедь “И возлюби ближнего своего как самого себя”; тогда, вне всякого сомнения, очевидно, что благодаря заботе собственно о выполнении [этой заповеди], была бы удовлетворена каждая потребность любого человека из народа без исключения. И стал бы каждый свободным для выполнения этой заповеди, и мог бы легко выполнить заповедь “И возлюби ближнего своего как самого себя” со всеми теми условиями, что были оговорены в пп. 3 и 4. И не волновался бы он о собственных нуждах, в то время, как 600 000 любящих и верных людей стоят на страже, пристально следя, чтобы не осталась неудовлетворенной ни одна из его потребностей.

И поэтому после того, как весь народ согласился на это, ему моментально была дана Тора, ибо теперь стал он готов к ее соблюдению. Однако раньше, пока не достигли необходимой величины, чтобы считаться полноценным народом; и тем более в период праотцов, которых на земле и были-то лишь единицы, они совершенно не подходили для того, чтобы чтобы соблюдать Тору как положено, поскольку малому числу людей невозможно даже начать заниматься выполнением заповедей, регулирующих человеческие взаимоотношения, основываясь на любви к своему ближнему как к самому себе (как описано в пп. 3, 4); и поэтому не была им дана Тора.

17) И в свете сказанного мы сможем понять одно из поразительных изречений наших мудрецов, да будет память о них благословенна; а именно, как они говорили, все в народе Израиля ответственны друг за друга [Вавилонский Талмуд, трактат Шевуот, лист 39], что, на первый взгляд, совершенно не обосновано; ибо разве может быть, что, если кто-то грешит или совершает преступление и вызывает гнев своего Властелина, а ты совершенно к этому непричастен, то Святой [Творец], да будет Он благословен, взыщет его вину с тебя; ведь написано в Торе: “Да не будут отцы преданы смерти за детей, [а дети да не будут преданы смерти за отцов,] человек за свой грех да будет предан смерти”[Дварим, 24, 16], как же в этом случае говорят, что ты ответственен за грехи даже совсем чужого тебе человека, которого ты не знаешь совершенно.

А если тебе этого мало, возьми и посмотри в трактате Кидушин [Вавилонского Талмуда], стр. 40б; начало цитаты: Рабби Элазар, сын рабби Шимона говорит: как мир судим по большинству [поступков] его [жителей], так и индивид судим по большинству его [поступков]; если выполнил одну заповедь, счастлив, что склонил чашу весов, свою и всего мира, в сторону заслуг, [а если] совершил одно прегрешение, горе ему, ибо он склонил чашу весов, свою и всего мира, в сторону вины; как сказано [Коhелет, 9, 18]: а один грешник погубит много хорошего. Конец цитаты. 

Вот и сделали меня, [слова] Рабби Элазара, сына рабби Шимона, ответственным также и за весь мир, ибо оказывается, что, с его точки зрения, все сыны мира ответственны друг за друга и каждый индивид своими поступками делает весь мир заслуживающим поощрения или виноватым. И это совершенно поразительно. 

Но, согласно объяснявшемуся выше, слова [мудрецов], да будет память о них благословенна, понятны и приемлемы в своей абсолютной простоте, поскольку мы ведь доказали и сделали очевидным, что каждая до единой частная заповедь из 613 имеющихся в Торе, располагаются вокруг одной оси – одной заповеди “И возлюби ближнего своего как самого себя”; и объяснялось, что эту основополагающую заповедь невозможно выполнить, иначе чем полноценному народу, в котором все готовы к этому.

следующая статья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments