Вениамин Захарин (venyazakharin) wrote,
Вениамин Захарин
venyazakharin

Предисловие к Талмуду рабби Джозефа Германа Герца, 2

К первой части

К третьей части

Предисловие к Талмуду

(издание Сончино)

Достопочтенного главного раввина Британской Империи Доктора Джозефа Германа Герца

II 

Гемара

Основательный комментарий к Мишне, составляющий вторую, большую часть Талмуда, называется Гемарой. Гемара (это название означает "учение") объясняет терминологию и тематику Мишны, пытается разъяснить трудности и согласовать противоречивые утверждения, указать авторов анонимных решений, содержащихся в Мишне или в параллельных и современных Мишне компиляциях учений Таннаим, где обсуждается тот же вопрос, и определить, в какой степени их материал согласуется между собой. Наконец, она сообщает обо всех дискуссиях на эти темы, имевших место в израильских и вавилонских ешивах.

Но Гемара – это больше, чем просто комментарий. В ней тщательно собраны, без указаний на какую-нибудь связь с Мишной, все слова, столетиями слетавшие с уст великих мудрецов, все, что Традиция сохранила о них и об их действиях, все, что прямо или даже отдаленно касается важнейших вопросов религии, жизни и поведения. Поэтому, в дополнение к юридическим дискуссиям и hалахическим установлениям, касающимся каждого аспекта всех обязанностей евреев, будь они церемониальные, гражданские или этические, Гемара содержит назидательное толкование Танаха, а также поучения, народные пословицы, молитвы, притчи, басни, сказки; изложения нравов и обычаев, еврейских и нееврейских;  научных фактов и научных фантазий ученых людей; еврейский и языческий фольклор; всю мудрость и все неблагоразумие тех, кто не учился. Во всех частях Гемары содержится обширный материал сложной структуры: имена авторов, случайные цитаты из Танаха или какие-то другие логические или стилистические случайности, от которых берут начало новые построения ассоциативной мысли.

hалаха и Агада

В самом Талмуде элементы его составных частей классифицируются как hалаха и агада. Эмануэль Дойч описывает первую из них как излучаемую мозгом, а вторую – сердцем; первую – как прозу, а вторую – как поэзию; первую –  как ассоциирующуюся с умственными навыками, проявляющимися в аргументировании, исследовании, сравнении, творческой разработке, а вторую – как бьющую ключом из царства фантазии, воображения, чувств, юмора:

     Где так много старых сказок,
     Подлинных чудесных былей,
     Житий мучеников славных,
     Песен, мудрых изречений, 

     Небылиц, таких забавных,
     Полных чистой пылкой веры.
     О, как все блистало, пело,
     Расцветало в пышном блеске!

 как писал Гейне

 [из стихотворения Еhуда бен hаЛеви; скопировано с сайта http://www.lib.ru/POEZIQ/GEJNE/romansero01.txt].

hалаха, как мы уже знаем, означает «проторенная дорога», правило, регулирующее жизнь, религиозное наставление. К этой категории принадлежат все законы и установления, касающиеся поведения евреев. Они включают правила ритуала, гражданские, уголовные и этические законы. Все остальное охватывается термином агада, буквально: разговор, то, что рассказывают, о чем беседуют. Она, в свою очередь, подразделяется на различные группы. Нам известна догматическая агада, трактующая Б-жественные атрибуты и Его Провидение, Творение, раскрытие, времена Машиаха и мир грядущий. Историческая агада несет в себе передаваемые из поколения в поколение факты и легенды, касающиеся героев и событий национальной и всемирной истории от Адама до Александра Македонского, Тита и Адриана. Это простая и чистая легенда. Ее цель – не столько сообщить факты о праведных и неправедных деятелях истории, сколько извлечь из этих сказок мораль, венчающую их честь и бесчестие. Нельзя отрицать, что некоторые из фольклорных элементов hагады и некоторые из изображенных или упомянутых обычаев, на западный вкус, вызывают отвращение. «Самой большой виной тех, кто записал такие пассажи, следовало бы считать то, - говорит Шехтер, - что они не соблюдают мудрое правило доктора Джонсона, который, по какому-то случаю, сказал Босвеллу: «Будем серьезней, там идет глупец». И глупцы, к несчастью, действительно приходили, принимая облик некоторых еврейских комментаторов и христианских оппонентов, которые всерьез принимали то, что выражало просто минутный порыв или представляло собой мнение какого-то отдельного человека, или было всего лишь разыгранной юмористической сценой, рассчитанной на то, чтобы оживить интерес у утомленной публики». Несмотря на то, что агада содержит притчи бесконечной красоты и хранит в себе высказывания, заслуживающие вечности, необходимо помнить, что в hагаде есть отдельные слова, не предназначенные для обобщения и не обязывающие.

К первой части                                                                                                           К третьей части

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments